Антиутопии: книги, изменившие мир. Часть шестая

Продолжаем список лучших антиутопий всех времен. Каннибализм, расправы над рабочими и процедура Решетчатой Трансформации – именно таковы приметы светлого будущего.

6. Энтони Берджесс «Вожделеющее семя» («Семя желания»)

sunflower-seed
Вожделеющие семечки

Год написания: 1962

Фабула: После череды войн и взаимного истребления на Земле остались только два супергосударства: СОАНГС (Союз Англоговорящих Стран) и СОРГОС (Союз Русскоговорящих Стран). Планета переселена, ресурсы истощены, продовольствия в обрез. Чтобы снизить рождаемость, правительство всячески поощряет гомосексуализм. Гетеросексуалам путь по карьерной лестнице заказан. Семьям разрешено заводить только 1 ребенка.

На этом фоне разворачивается история скромного школьного гетеросексуального учителя Тристрама, которому постоянно отказывают в повышении ввиду его ориентации… а еще его жена беременеет 2-м ребенком сразу после смерти их первого младенца, что строго запрещено законом. Тем временем ситуация с перенаселением доходит до критической черты. В СОАНГС начинается такой дикий голод, что люди в буквальном смысле начинают пожирать друг друга…

Интересное и замечания

  • Сильнейший философский, политический и эмоциональный антураж книги, увы, соседствует с не очень сильным сюжетом, замешанном на перенаселении, голоде и последующем каннибализме. Ибо непонятно, откуда в мрачном мире с истощенными ресурсами и недостатком продовольствия взялось перенаселение и почему настолько неэффективны меры контроля за рождаемостью – от контрацепции и абортов до пропаганды гомосексуализма и отказа больным детям в медицинской помощи.

Берджесс пытается обосновать этот факт слабостью и гуманизмом правительства, не желающем уничтожать «лишних людей», но все равно получается неубедительно. Кроме того, Берджессу приходится вводить дополнительные факторы, объясняющие разразившийся в СОАНГС голод: неурожаи, падеж скота и т.п. Невзирая на этот плачевный фон, человечество, однако, продолжает безудержно размножаться. Почему?!

Впрочем, придираться к сюжету не хочется. Мир СОАНГС – лишь повод для Берджесса показать перевернутое с ног на голову жуткое общество, где в почете гомосексуалисты, а нормальным семьям нельзя заводить детей. Где люди едят друг друга – буквально. И где Бог, призвавший людей плодиться и размножаться, заменен сторонником абортов и контрацепции – Гобом.

  • Пожалуй, больше всего жаль не главного героя, Тристрама, а его брата, Дерека, который из карьерных побуждений с 16 лет был вынужден притворяться гомосексуалистом, хотя любил женщин и даже умудрился стать отцом. Надо заметить, что хотя Берджесс додумался до гомосексуализма как до обязательного элемента продвижения по карьерной лестнице, даже ему в голову не пришла идея гомосексуальных браков.
  • Войны у Берджесса служат единственной цели: не завоевание, не насаждение идеологии, а всего лишь утилизация лишних людей, которые впоследствии идут на консервы, необходимые для выживания других людей. Каннибализм в книге вообще описан со вкусом и смаком, так сказать, и кстати, является прямой производной от либерализма правительства.

Цитата:

Она приняла таблетки, все было в порядке. И только тогда, когда было уже поздно, она вспомнила, что таблетки были болеутоляющими, а не противозачаточными. Привычка иногда подводит. Но теперь уже ничего не поделаешь, да и все равно.

Экранизация: нет.

Зачем читать: осторожней с консервами!

В следующем романе будет рассказано о том, как американские рабочие сразились с олигархами.

5. Джек Лондон «Железная пята (олигархии)»

workers
Рабочие против Матрицы

Год написания: 1908

Фабула: 27 век по старому летоисчислению или 4-й век всеобщего братства людей. Найдена рукопись революционерки Эвис Эвергард, в которой рассказывается о бурных событиях 1917-1932 гг., когда американские рабочие попытались низвергнуть власть американских олигархов или, как торжественно именует ее Джек Лондон, «Железной пяты».

Интересное и замечания

  • Скажем честно: это далеко не лучшая книга Джека Лондона. Это вообще не книга. Это пламенная, местами наивная и простодушная социалистическая агитка. Но этим она и хороша. Не хотите тратить часы на изучение «Капитала» и трудов Ленина? Почитайте Джека, у него все эти идеи изложены в максимально популярной и доступной форме.
  • Впрочем, как американец Джек не может ограничиться только идеями. В последней трети книги будут подробно описаны бунты, стачки, взрывы, убийства и прочие аспекты революционной борьбы.
  • Интересно, что Джек, как и Ленин, оппонировал епископу Беркли, которого смело можно назвать изобретателем концепции Матрицы, весьма популярной в западном мире. «Блин! Все это ненастоящее! Мы все живем в Матрице!», как бы восклицает Беркли. «Ни черта подобного, самовлюбленный ты болван, это и есть самая реальная реальность», как бы отвечает Ильич в своем труде «Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии». То же самое говорит и Джек.

Цитата (из «Железной пяты»):

Доказательство того, что Беркли не доверял своей метафизике, я усматриваю в следующем: Беркли, входя в комнату, всегда и неизменно пользовался дверью, а не лез напролом через стену.

Экранизация: с натяжкой можно назвать таковой российский фильм «Железная пята олигархии», снятый в 1998 г. с участием Александра Баширова.

Зачем читать: забавно и поучительно. А также весьма актуально.

В следующей антиутопии будут рассмотрены концепции олигархического государственного капитализма и лжесоциализма. Уже страшно? То-то.

4. Иван Ефремов «Час быка»

sailor-moon
Коммунизм! Ня!

Год написания: 1969

Фабула: Пламенные коммунары 50 века Эры Встретившихся Рук на космическом корабле «Темное пламя» прибывают на угрюмую планету Торманс, где по недоразумению все еще сохранился дикий олигархический капитализм. Будем исправлять, решают коммунары. И исправляют…

Что же такое – «Час быка»? Несомненно, одна из вершин советской фантастики, книга, полная сложных, интересных и уникальных социальных, политических и научных идей. Но также это на редкость противоречивое произведение, в котором можно увидеть не одну, а целых две антиутопии.

Торманс

Книга писалась в 1969 г., когда по вине Хрущева разладились отношения СССР и Китая. Поэтому в задачи Ефремова входило заклеймить позором не только капиталистическую Америку, но и «муравьиный социализм» в КНР. Оттого жители Торманса – это потомки американцев и китайцев. И капитализм там не простой, а именно: олигархический государственный (!) капитализм. Примерно такой же строй можно наблюдать в нынешней РФ.

Но, в отличие от РФ, на Тормансе практически нет полезных ресурсов, да и некому им продавать нефть и газ (даже если бы они там были). Оттого обстановка на Тормансе оставляет желать лучшего. Олигархи и власть имущие озабочены лишь своим благосостоянием, а работящие и вечно подавленные низы страдают, голодают и в виду нехватки ресурсов в 25 лет отправляются на процедуру эвтаназии в Дома Нежной Смерти. Но вот закопченные небеса Торманса разверзаются, и к жителям отсталой капиталистической олигархии снисходят коммунары 50-го столетия…

Коммунары

Задумаемся: а почему «Час быка» советская цензура «положила на полку» вплоть до 1988 г., то есть до эпохи перестройки? Что же до такой степени смутило в ефремовском светлом будущем советских цензоров? Разберемся:

Секс без перерыва. Одеяния коммунарок, достойные Сейлор-Мун. Неявный (хотя местами вполне явный) матриархат. Свободная любовь без сожалений и ограничений – «ведь ревность это пережиток прошлого». Ограничение рождаемости, при этом дети сразу после рождения отдаются и воспитываются в неких общественных учреждениях. Все юноши и девушки проходят курс сексуального просвещения («обучения Эросу»), базирующийся на древних тантрических обрядах. Это все еще коммунистическая утопия? Или уже дивный новый мир Хаксли?

Мумбо-юмбо. На склоне лет Ефремов еще и увлекся восточной эзотерикой, так что пламенные коммунары у него не Ленина штудируют, а Будду и «Махабхарату», писания неназванных «индийских мудрецов», а также занимаются йогой и разбрасываются словесами типа «кундалини». И видится, что наши коммунары – на деле поклонники Блаватской и Рериха, и не коммунары вовсе, а некие странноватые оккультисты. Ибо где-то к концу книги выясняется, что они владеют телекинезом, ясновидением, «гипнотическим массажем» и загадочной суперспособностью, которая называется «телеакцепция» (напоминает о телемагазине на диване). Разве коммунисты не должны быть железобетонными материалистами?

Решетчатая Трансформация. Предположим, вы – унылый отщепенец и вам не нравится коммунизм. Ну не нравится он вам, и все тут! Разве идеальное коммунистическое общество на пике своего развития не подразумевает в идеале широкую дискуссию и мягкие и конструктивные (без иронии) беседы с отщепенцами? Да и практически нужда в подавлении неугодных в принципе отпала, межпланетные путешествия доступны, вот сколько кругом планет, подходящих для жизни – да уезжай куда хочешь и живи там, как хочешь.

Но нет! Ефремов безжалостен. Каждый гражданин коммунистического общества, во-первых, находится под надзором ПНОИ (Организации психологического надзора). Во-вторых, если гражданин, невзирая на надзор, все же провинился, его подвергают Решетчатой Трансформации Индивида (РТИ). Не знаю, что это, но звучит зловеще. Кроме того, похоже, что это очень больно.

Прогрессорство. Угрозы бомбардировок, а потом и тотального уничтожения жителей Торманса. Сотрудничество с местной оппозицией. Агитация и пропагандистские ролики. А еще прелестные коммунарки пытаются увлечь суровых капиталистических деспотов Торманса идеями коммунизма, исполняя… необычайно соблазнительные сексуальные танцы.

Стриптиз и агитация – это неплохо, но аборигенам нужны технологии, ресурсы, возможно, еда и деньги (или что служит их эквивалентом в коммунистическом мире). Увы, ничего этого коммунары аборигенам не предлагают, а только читают им нотации. Неудивительно, что туземцы малость обозлены на коммунаров и хотят набить им физиономии. Тоже верно и в отношении туземок – ведь коммунарки, созданные при помощи генной инженерии, гораздо их красивей, кроме того, щеголяют в коротеньких юбчонках и мастерски танцуют стриптиз.

Обыкновенный фашизм. Ближе к концу романа слегка подавленные отсталостью туземцев коммунары затевают дискуссию, достойную Геббельса: а именно, может ну его, это прогрессорство? Это долго и утомительно, не проще ли попросту уничтожить генетически неполноценных жителей Торманса?

Национальный вопрос. Все расы в Эру Встретившихся Рук у Ефремова слились воедино, отчего коммунары выглядят, как в жутком рассказе Бредбери «смуглыми и золотоглазыми». Россия, кстати, в романе упоминается 2 раза, СССР не упоминается вообще. Возможно, это к лучшему. Ибо в какой-то момент возвышенные коммунары начинают странно напоминать вовсе не советских коммунистов, а американских демократизаторов.

Мораль: Народу не нужны динозавры, сказал Фарфукис, и ошибся. Да нет, как раз нужны – чтобы понять, что Решетчатой Трансформации Индивида недостаточно для построения светлого будущего.

Цитата:

Нелегко прорастали в землянине бдительная нежность и ранящая жалость, некогда так характерные для его предков и утраченные за ненадобностью в светлую эпоху коммунистических эр.

В переводе на человеческий язык — это коммунар втрескался в отсталую, но привлекательную туземку капиталистического Торманса.

Экранизация: нет.

Зачем читать: уникальное предложение – две антиутопии по цене одной!

В следующей заключительной части будут рассмотрены три классические и величайшие антиутопии всех времен.