Обзор фантастического фильма «Спутник» (2020): полный капутник

4 октября 1957 года СССР успешно запустили первый в мире космический аппарат – «Спутник-1». 6 декабря 1957 года американцы, напуганные успехами СССР  в космосе, срочно запустили Авангард TV3, который поднялся на высоту 1,2 м и рухнул. В связи с этим (и с тем, что запуском заведовал гениальный конструктор и бывший нацист Вернер фон Браун) Авангард TV3 остроумно окрестили «капутником».

В 2020 году вышел российский фильм «Спутник», который тоже надо переименовать в «Капутник», настолько он ужасен и, к тому же, порочит само слово Sputnik.

Ахтунг! В обзоре будут спойлеры. Но, во-первых, в фильме происходит слишком мало событий, чтобы говорить о них без спойлеров, во-вторых, он слишком ужасен, чтобы тратить на него 1 час 50 минут жизни.

«Спутник»: сюжет

В 1983 году советские космонавты мирно летают себе на орбите Земли, когда над ними нависает НЛО. Встреча с инопланетным разумом заканчивается плохо. При приземлении выясняется, что один из космонавтов мертв, в другого, по фамилии Вешняков, вселился злобный инопланетный монстр. Вешнякова (в исполнении Петра Федорова) с ЧУДОВИЩЕМ ВНУТРИ изолируют в сверхсекретном НИИ в Казахской СССР (ныне Казахстан).

Чекист Семирадов (в исполнении Бондарчука) призывает на подмогу нейрофизиолога из Москвы Татьяну Климову (в исполнении Оксаны Акиньшиной). Вместе чекист и нейрофизиолог надеются разобраться, что за неведома зверушка завелась у благонадежного советского космонавта. И существует ли возможность их безопасно разделить – ведь без пришельца внутри Вешняков немедленно начинает умирать. Почему? Никто не знает, почему, включая местных ученых, но так надо по сюжету.

Пришелец же знойными казахстанскими ночами выползает из Вешнякова покушать. Причем любимое кушанье пришельца – людишки, вернее, советские заключенные, которых ему специально доставляют в НИИ! А-а-а! А еще злой чекист Семирадов хочет использовать пришельца, как оружие (против мирной американской военщины, видимо), но этот момент в фильме раскрывается крайне мало. Да и что за оружие, которое может обитать лишь в конкретном человеке???

Спустя  томительные часы и минуты зрительских страданий нейрофизиологу Климовой силой вовсе не науки или медицины, а ВНЕЗАПНО вспыхнувшей любви все же удается разделить Вешнякова с его «коллегой». Она помогает ему сбежать из НИИ и везет горе-космонавта в реанимацию, потому что без монстра он двигает кони. Этим недоволен чекист Семирадов и сам пришелец, которые отправляются в погоню. В концовке злой чекист получает люлей, а инопланетный друг возвращается к Вешнякову. Который убивает себя вместе с монстром, что следовало сделать в первых минутах «Спутника».

Но еще выясняется, что у Вешнякова в детдоме остался незаконорожденный сын, мать которого тоже отбыла в мир иной (не из-за пришельца, по другим причинам). Потому бесхозного ребенка себе забирает нейрофизиолог Климова, ведь нечего пропадать добру. ХЭППИ-ЭНД!

Некоторые не совсем поняли, почему в концовке мальчик из детдома называет себя «Таней». Так вот, это не сын Вешнякова, а сама Климова вспоминает суровое детство, проведенное в детдоме. Потому что в СССР, видимо, семей не было совсем, и все росли исключительно в детдомах.

«Спутник»: впечатления

Для начала, фильм слишком затянут, и тридцать-двадцать минут ненужных хождений, брожений, крупных планов и бессмысленных разговоров можно было выкинуть без всякого ущерба для повествования. Это бы сделало «Капутник» капельку динамичней. Впрочем, отсутствие динамики – наименьшая из его проблем:

  • Актеры мне не понравились – ни деревянная, как столб, Акиньшина, ни Бондарчук, окончательно сдавший из-за необходимости снимать и сниматься во всякой бурде. Не блистал и Федоров в роли многострадального Вешнякова. Почему советский космонавт беспрестанно истерит, словно бы он американский астронавт из ужастика категории B? И почему все диалоги в «Спутнике» звучат так нечеловечески и неестественно… словно бы их писали пришельцы.
  • Все персонажи ведут себя не как советские люди, а как современные оппозиционные хипстеры. И это даже не люди творческих профессий, а врачи, ученые, космонавты, сотрудники спецслужб. Притом, что как только Вешняков по сценарию все-таки смутно припоминает, что он типа несгибаемый советский человек из 1983 года, то фильм сразу заканчивается.

  • Почему нейрофизиолог Климова плачет и визжит при виде пришельца. Почему ее тошнит, когда он ест зэков. Неужели она плакала и кричала при виде внутренностей и мозгов своих пациентов? И почему она постоянно всем хамит? И ходит в брюках, что странно для советской женщины-врача в 1983 году. Не то чтобы это запрещалось, но не поощрялось определенно, особенно на работе.
  • Лично я не вижу проблем в том, чтобы скармливать заключенных (маньяков и убийц) пришельцу. Что со мной не так. И что не так с авторами «Спутника», похоже, перепутавших нацистских и советских ученых. И что за странная любовь у либералов к заключенным – что у наших, что, допустим, у американских. Ведь в 99% случаев люди попадают в тюрьму все-таки не потому, что вели себя хорошо и переводили старушек через дорогу. Как тебе такое, Джордж Флойд.

  • Да. В фильме ученый, исследующий Вешнякова, мечтает о Нобелевской премии. Конечно. В 1983 году все советские ученые мечтали о Нобелевской премии, а все американские – о Ленинской премии. И таких ляпов (включая брюки на женщине-враче) в фильме довольно много. Например, незаконнорожденный ребенок, томящийся в детдоме, у советского космонавта. Ну, да. Никто не требует, чтобы вы досконально воспроизводили антураж 1983 года, но можно было обойтись без совсем уж откровенной ерунды.
  • Зачем правительство СССР врет по ТВ, что с космонавтами все ОК. Что мешало объявить об их гибели. Всякое случается при запусках, вспомним катастрофу «Челленджера», например. Ой, нет, ЭТО ЖЕ ДРУГОЕ!

  • Вы посмотрели фильм «Прибытие» (The Arrival, 2016), где тетка-лингвист тоже общается с пришельцами в виде космических кальмаров и решили сделать на него пародию? Ах, ваш «Спутник» это не пародия на The Arrival, а серьезное самобытное кино? Пардон.
  • Сам по себе пришелец слизан… буквально отовсюду, включая, как ни странно, американский фильм 2016 года «Моя девушка монстр».  Хорошо, Бог с ним, с его вторичностью. Но что на протяжении «Спутника» мы узнаем о нашем инопланетном друге – кроме того, что он любит вкусных советских заключенных? Ни-че-го. Какова его биология? С какой он звезды? Почему (и зачем) он мог жить только внутри космонавта Вешнякова, и никакого другого существа на Земле? Почему на протяжении всего фильма никто даже не пытается установить с ним НАСТОЯЩИЙ контакт, может, он разумный. И что с другими пришельцами, ведь их тарелка выглядела ОГРОМНОЙ. Может быть, они уже захватили весь мир?!

Но авторов эта чепуха ничуть не интересует. Им не важны ни логика, ни сюжет, ни малейшая интересность и достоверность повествования. Их волнует одна задача — донести до зрителя свою мораль. И, если говорить о морали «Спутника», то она проста: внутри каждого советского человека живет монстр, питающийся заключенными! Покончить с этим можно одним способом: убить себя.

В этой связи обретает смысл тот факт, что либеральная, любящая заключенных и не любящая советскую власть нейрофизиолог Климкина забирает из детдома сына Вешнякова. Она воспитает его в рукопожатном ключе, и этот ребенок без роду-племени как раз примерно к 1991 году подрастет и начнет строить современную Россию, ненавидя СССР, в котором все, как известно, включая космонавтику, было построено зэками… которых потом съедали пришельцы. Серьезно?! Кто спонсировал этот фильм? Призрак Вернера фон Брауна?

Если упомянуть хоть что-то хорошее в «Спутнике», то неплохо были сделаны спецэффекты пожирания тех самых заключенных маленьким инопланетным Сталиным. Но этого было слишком мало и явно недостаточно, чтобы хоть как-то компенсировать невыносимую скуку и одновременно butt-hurt, вызванный глупостью и мерзостью этого произведения.

И, наконец, забавный факт. Пришелец с удовольствием лопает зэков, но брезгует свежим трупом героя Бондарчука в финале. Мде. У него хороший вкус.

Вердикт фантастическому фильму «Спутник»: 0/10. Всем, кто участвовал в этом балагане (за исключением пришельца) должно быть очень стыдно.